понедельник, 21 апреля 2014 г.

Черная черта



Как выглядит лес ранней весной? Да, для многих людей не очень привлекательно, примерно также уныло как поздней осенью. Все кругом еще пусто, серо и уныло. Еще не украшены опушки и склоны лесными цветами. Еще не поднялась молодая трава. Еще не зазеленели веточки деревьев. Но все же, я люблю в это время приходить в лес, потому что в нем есть своя неповторимая красота, то чудо пробуждения природы, которое можно увидеть только раз в году, только в эти мимолетные весенние дни. Нет даже не увидеть, потому что много еще не видно глазу, его можно только почувствовать и понять.
Вот белеют и искрятся последние островки заспавшегося снега. Эти «остатки» прекраснее и белее всех снегов зимы. Почти сплошиком по склону катится вода, невидимая в толще прошлогодней хвои и пожухшей травы. Вода выступает, только тогда, когда наступишь нагой на укрывший ее ковер. А на тропинках эти скрытые потоки превращаются в говорливые весенние ручейки, переливающиеся на солнце сотнями алмазов и деловито шуршащими талыми льдинками. Вот на опушке, под березкой, в ожидании своего часа, притаились серые «попушки». Еще день два и эти серые невзрачные комочки разомкнуться и зальют опушки синими волнами… это самые ранние в наших лесах цветы – прострелы.
Следы пожаров видны даже зимой
Вот береза распустила до земли свои косы. Березовые почки то же уже готовы открыть миру свое нежное содержимое, только ждут своей очереди. И правда им еще рано. Сначала на этом склоне распустятся прострелы, еще через несколько дней, лиственница выпустит бледно-зеленые пучки своих мягких иголок, следом, вон там, у кустов ольхи окруженном молодым соснячком зацветут старадубки. В след за ними, здесь на вершине сопки пожухшую, прошлогоднюю листву пробьют темно-зеленые крючки папоротника орляка. Вот в этот день лопнут черные чешуйки березовых почек и выпустят на свет первые клейкие листочки.
А мы идем дальше вдоль склона по редкому березняку. Пришло время возвращятся домой, а значит надо спускаться в низ. И вот здесь на крутом склоне мы пересекаем незримую черную черту. Хотя почему незримую. Следы пожаров хорошо видны в любое время года: весной, летом и осенью, и даже глубокие зимние снега неспособны укрыть черные шрамы, а только еще сильнее подчеркивают черноту обугленных ветвей.
Пересекаем черную черту и как будто попадаем в другой мир. Из мира с шумом наступающей весны в мир черноты и тишины. И даже будто ветер стих.
Сосновый молодняк погибший в низовом пожаре
Нет лес еще не умер. Но и года не пройдет как древесину начнут точить насекомые. Следом за ними появятся выводки дятлов, которые будут усердно стучать клювом по стволам, оставляя после себя груды щепок. Обгоревшую землю заселят травы, в основном иван-чай, чистотел и вейник или чего доброго затянет все ковром зеленого мха. В траве разведутся мыши и полевки, а за ними потянется на зарастающую гарь и вся остальная живность. Через многие годы появятся крошечные всходы сосны и лиственницы, а там где почва по влажней даже ели.
И через сотню с лишним лет здесь снова встанет лес. Но это только будет. А пока пресекая черную черту встречаешь только запах гари и тишину. Эта черная граница будет еще многие годы разделять лес на две части. Радостную, зеленую и шумную, и черную, угрюмую и мертвую. И этих черных шрамов становиться все больше и больше, не успевает лес затянуть их свой зеленью. Не становится наша земля краше покрываясь черным пеплом лесных пожарищ.
Буздина Александра (При копировании стати или её отдельных частей ссылка на автора и название сайта обязательна.)